*
Logo
blockHeaderEditIcon

about_titel
blockHeaderEditIcon


о художнике/about
 

text_tatarskikh
blockHeaderEditIcon

 
О работах

- Дон Кихот и Санчо Панса - это 2002 год, - вспоминает Алексей Татарских. - Тогда у меня и в душе, и в голове жили романтизм, завоевание и постановка перед собой каких-то непонятных целей, покорение тех же самых "ветряных мельниц"... Да, можно сказать, что это и про меня. Чувствовалось одиночество, хотелось иметь такого надежного друга и соратника, каким был Санчо Панса.
Если говорить о портретах, то они тоже появились потому, что хотелось их нарисовать. Например, я люблю Жванецкого - и образ его пришел сам по себе. Именно такой легкой, без четкой проработки, линией - так же, как он разговаривает со сцены, легко и просто. но при этом закладывает в свою речь глубокую суть. Михаил Шемякин тоже производит на меня большое впечатление прежде всего глубокого и мощного художника - в его графике интересные образы, уникальные маски. Обри Бёрдслей - это действительно утонченная графика. В ней много хорошей эротики, но она не пошлая, сдержанная, камерная, заставляющая по-человечески волноваться. Поэтому появился его портрет, как и портрет Мориса Эшера, который тоже для меня велик и интересен и как художник, и как мыслитель. Он был неплохим математиком, и свои мысли выражал через какой-то порядок вещей, конструктивных решений в графике. В его работах можно почувствовать космос и бесконечность.


О графике

- Я не умаляю живопись, тем более что сам тоже занимаюсь ею. Это великий пласт культуры и творчества. Но живопись - это эмоции, это чувства, это что-то обобщенное. Тогда как графика более откровенна и сокровенна, более интимна, в нее нужно всматриваться, с первого раза в ней не все воспринимается сразу. Это как откровенный разговор по душам, с глазу на глаз, и просто так пробежаться мимо картинок, сказав "как здорово, как интересно, какая линия!" - этого мало. Все-таки они создаются не ради того, чтобы произвести впечатление. Хотя отчасти, наверное, да... Но это мое сокровенное, я пытаюсь быть откровенным человеком в своем творчестве. Так уж получилось, что я не умею кривить душой. Если уж я занимаюсь этим, то я действительно занимаюсь этим... Бывает такая ситуация в жизни человека, когда он говорит - у меня накопилось, мне нужно выговориться. Вот это та самая ситуация - выговаривать себя с помощью своих картин.

 

On painting

“Don Quixote and Sancho Panza take me back to 2002,” remembers Alexei Tatatarskih. “It was the time in my life when I was full of romantic yearning and loneliness. I tried to set new life goals. I was in search of those proverbial “windmills” to conquer and in this endeavor I could have definitely used help of a reliable and loyal friend, someone just like Sancho Panza.
The portraits were born simply because I had the need to create them. For example, I am a big fan of the satirist Mikhail Zhvanetsky and his image simply came to me. I tried to express in the portrait his essence, the seeming lightness of his stage performances, which also manages to express profound truths. Similarly, I am taken by the artistic might of the artist Mikhail Shemyakin, whose oeuvre combines unique images that sometimes come across as masks. The art of Aubrey Beardsley is exquisite and exquisitely sensual but all in good taste and without excess, it makes you feel deeply. And that’s why I wanted to draw his portrait, just as I wanted to draw another portrait – that of Maurits Escher, whom I admire both as an artist and a thinker. He also was a talented mathematician and that particular talent is clearly revealed in his graphic works, which hint at infinity.

 

On graphic arts

- I have a healthy respect for painting, especially because I indulge in it too. Painting represents an enormous constituent block of art and culture. Yet painting tends to be about emotions and feelings, and therefore it is vague. And now contrast this with graphic arts, a more intimate art form, an art form that requires extreme attention and concentration, and art form that often requires a “double take.” This is akin to a sincere personal conversation that suffers no superficiality. It is not enough just to walk by and murmur “Oh, what a nice line, how interesting!” That’s not the purpose of this type of art. To me, there is nothing more intimate, nothing more honest. The medium does not allow to lie. I am that kind of person – I give myself to my work completely. Sometimes we hear people saying “I have so much bottled up inside of me, I just need to let it out.” And that’s exactly what I am doing through my works – I am letting it out.

 

 


 

Benutzername:
User-Login
Ihr E-Mail